Глава четвертая (4)
 

Кирилл молча кивнул.
– Ну ничего! Теперь деятельности этого ублюдка пришел конец. Мы ведь все записали на видео. Дарк даже не удосужился дверь в свою сторожевую каморку запереть. Оттуда мы и попали в музей. В дверную щель все и записывали. Только тяжело было терпеть, видя Марику связанной. Но пришлось, пока Дарк не сказал достаточно для следствия. Но скажи честно, парень, зачем ты сюда явился? Неужели думал, что с ним можно договориться?

– Думал, – после паузы ответил Кирилл и твердо посмотрел в его глаза. – Он позвонил мне вчера вечером, начал угрожать. Вот я и решил, что на месте разберусь. А если не получится, то решил записать наш разговор, потом этого гада схватить, связать и вас вызвать. И все рассказать, чтобы вы Марику защитили. Он же говорил, то у него верный человек имеется, который ее все равно потом убьет.
– Н да, история, – сказал Савелий Иванович. – Ты, конечно, поступил по детски, Кирилл. Не умнее ли было все тогда рассказать мне? Но в принципе, я тебя понимаю. А за Марику не волнуйся. С этим мы разберемся. Главное, что Дарк в наших руках и все его связи будет выявить не так уж сложно. Где твой диктофон или на что ты там записывал? Давай, приобщим к делу.

– Его посадят пожизненно? – спросил Кирилл, доставая из нагрудного кармана куртки маленький диктофон и протягивая его Савелию Ивановичу.
– Это суд решит, – хмуро ответил тот. – Но его должны проверить на психическую нормальность. А тут, боюсь, признают…
Он замолчал.
– Психически больным? – продолжил Кирилл и встал, глядя на Марику. – И тогда?
– Лечиться отправят, – тихо ответил Савелий Иванович. – Таковы законы. Я же тебе, помнится, рассказывал о раздвоении личности. А тут все может быть. Но это уже медики решат.
Марика вновь заплакала. Кирилл обнял ее. Она уткнулась ему в плечо.

стр. 6 из 11 пред. :: след.
Оглавление