Глава первая (3)
 

Домой она попала около десяти вечера. Кирилл хотел проводить ее до особняка, но она, зная, как ублёвцы относятся к кукурузникам, запретила ему это делать. Они дошли вместе только до начала длинного высокого забора, ограждающего территорию. Марика не разрешила ему даже проводить ее до первого поста охраны.
– Спасибо за концерт, – тихо сказала она, останавливаясь на дороге и поворачиваясь к Кириллу.
– Не за что, – улыбнулся он. – Сходим еще как нибудь, да?
Но Марика промолчала.
– Позвоню, – сказала она после затянувшейся паузы, во время которой они, не отрываясь, смотрели друг на друга.
– Давай, – кивнул Кирилл, отвернулся и быстро пошел прочь.
Марика посмотрела ему вслед и погладила пальцами щеку, на которой, казалось, все еще горел его поцелуй.

Она задела рукой за ткань шарфа, вздрогнула и крикнула:
– Кирюш!
Он обернулся и побежал к ней. Подлетев, обнял и начал целовать, Его губы касались ее щек, волос, губ, подбородка, пальцы гладили волосы. И она задыхалась от счастья, неумело отвечая ему.
– Люблю тебя, – шептал он, – люблю! Как только увидел, понял – люблю, люблю!
Марика замирала, слушая эти слова. И в какой то миг ее душа распахнулась, словно бутон, сомкнутые лепестки которого согрел живительный лучик восходящего солнца. Жар, разлившийся в ней, показался ей пылающим алым цветком. Никогда и ни к кому она не испытывала ничего подобного.
И Марика тихо произнесла, оторвавшись от Кирилла:
– Я люблю тебя.

Он отстранился от нее, но пальцы продолжали гладить волосы. И молча начал смотреть в глаза, словно не веря тому, что услышал.
– Я тоже люблю тебя, – более уверенно повторила Марика и зарделась.
И Кирилл поцеловал ее в губы так крепко, что у нее закружилась голова. Когда они расцепили объятия, Марика улыбнулась, стянула с шеи шарф и тихо сказала:
– Вот, ты забыл.
Кирилл взял шарф, не сводя с нее глаз. Потом резко отвернулся и ушел. А Марика побежала домой, совершенно ошалевшая от бури эмоций, раздирающих душу.

стр. 4 из 13 пред. :: след.
Оглавление