Глава первая (1)
 

– Зачем? – прошептала она, заглядывая ему глубоко в глаза.
Она увидела, как в их блестящей синеве разрастается чернота зрачков, и это отчего то испугало ее. Что то рождалось в этой черноте, что то, как ей казалось, несущее угрозу их любви. Марика вскочила и отошла к стене. Прислонившись спиной и спрятав руки за поясницу, она смотрела на опущенное Кирилла.
– Я хотел погладить, – тихо сказал он. – У тебя такая нежная кожа. Мне так нравится чувствовать ее тепло. К тому же, – громко добавил он и улыбнулся, – ты задолжала мне стриптиз! Ты же сама рассказала об этой игре со снэпами! И зачем?
– И правда, зачем я тебе это рассказала? – рассмеялась Марика и шагнула к нему.
Но в этот момент дверь распахнулась, и на пороге возник ухмыляющийся худой мужчина весьма потасканного вида. Он сощурил водянистые навыкате глаза, словно солнечный свет мешал ему. Его обрюзгшее лицо цвета пыльного асфальта скривилось, мокрые синеватые губы расползлись в подобии улыбки, глаза задержались на Марике.

– А и ты тут! – хрипло рассмеялся он, окидывая ее стройную фигуру ощупывающим взглядом.
– Здравствуйте, Николай Игнатьевич, – вежливо проговорила Марика.
– Приветик, куколка, – осклабился он и облизал нижнюю отвисшую губу. – А сыночек то у меня не промах, такую девочку заваливает, весь в меня!
Кирилл вскочил, ринулся к окну и дернул шнур.
Черные плотные портьеры, испещренные рисунками розовых черепов, упали и полностью закрыли окно. В комнате стало темно, только солнце, бьющее по ту сторону портьер, просвечивало тонкую ткань рисунков. И на черном фоне светились розово золотистые контуры черепов. Это выглядело жутковато. Кирилл схватил пульт и нажал кнопку. Музыкальный центр, стоящий в углу на низком столике, мгновенно включился.
«Поскрип петлей в доме из костей и мутных глаз твоих покойниц, трахнувших моих друзей.

Свернулось вино, уже допело кабаре, и ты осталась в темноте в венчальном платье и фате…» – на максимальной громкости запел солист группы «Jane Air».
– Прекрати! Выключи эти дебильные песни! – заорал Николай Игнатьевич так громко, что перекрыл музыку. – И чего ты штору эту дурацкую опустил? На папаньку смотреть не хочешь? Так я тебя сейчас научу, недоносок!
Он ринулся к Кириллу, замахиваясь кулаком. Но Марика бросилась к ним и встала перед Кириллом. Она прижалась к нему спиной, опустив голову. Николай Игнатьевич остановился, покачнулся и сплюнул.
– Чего разорался? – раздался в этот момент визгливый женский голос.
В проеме двери появилась низкая полная девушка, на вид лет тридцати. Она куталась в дырявое застиранное махровое полотенце когда то салатового цвета. Ее широкие пухлые плечи, объемная грудь выпирали из за краев полотенца, как подошедшее в тепле дрожжевое тесто.

стр. 7 из 13 пред. :: след.
Оглавление