Глава четвертая (1)
 

– Да откуда мы могли знать о месте съемок?! – громко проговорила Марика и бросила вилку на стол. – Нас туда Арсений на машине привез, но ничего заранее не сообщил. К тому же он так решил вылечить свою дочь раз и навсегда от желания нюхать кокс и курить травку.
Григорий Григорьевич приподнял брови и вдруг начал хохотать.
– Так это его дочь там с таким испуганным видом стоит? – спросил он, когда немного успокоился. – Вот это метод! Уважаю! Вот это отец!
– Думаю, что после такого зрелища она точно станет стрейтэйджером, – заметила Мария Андреевна и улыбнулась.
– И не она одна! – добавил Григорий Григорьевич.
Марика, видя, что родители успокоились, почувствовала облегчение. Больше всего она боялась, что они запретят ей встречаться с Кириллом. Она знала, что все равно продолжала бы с ним встречаться, но в их маленьком городке это утаить было бы невозможно.
До конца обеда они к этой теме больше не возвращались.

Но когда выпили кофе, Григорий Григорьевич предложил Марике подняться в ее комнату.
– Так, кое какие вопросы еще выяснить, – пояснил он встревожившейся Марии Андреевне. Не волнуйся, мать. Кое что по мелочи, – добавил он.
Марика вновь испугалась, но виду не подала. Они поднялись в ее комнату, Григорий Григорьевич плотно притворил дверь и попросил включить компьютер. Она недоуменно на него глянула, но выполнила просьбу.
– Найди мне серию с рок музыкантом, – сказал он, пододвигая стул и садясь рядом с ней.
Марика послушалась. Когда открылись фотографии, Григорий Григорьевич указал на ту, где музыкант сидел посередине дивана, откинувшись на спинку и безвольно опустив руки развернутыми ладонями к зрителю. Дорожки от уколов четко просматривались.

Рядом с ним сидел Кирилл в точно такой же позе. Его белые руки с нежной кожей резко контрастировали с исхудавшими желтоватыми руками музыканта, покрытыми вздутыми венами и какими то синюшными пятнами. Они были чуть согнуты в запястьях и лежали на диване ладонями вверх, как и у музыканта.
– Интересное фото, – заметил Григорий Григорьевич. – Но ответь мне, если ты, конечно, в курсе, что вот это? – и он показал на запястье левой руки Кирилла.
Так как рука была чуть согнута, то практически заживший разрез на первый взгляд казался длинной морщиной, Но если приглядеться, то все таки было видно, что это еще свежий шрамик. Марика вздрогнула и глянула в глаза Григория Григорьевича. Он был серьезен, его небольшие темно карие глаза смотрели пристально.

стр. 6 из 14 пред. :: след.
Оглавление