Глава первая (1)
 

Поцелуй был таким легким, словно это не губы коснулись его, а крыло мотылька, пролетающего мимо.
Когда Кирилл окончательно пришел в себя, они сидели на кухне и пили чай из старых щербатых чашек. Марика не сводила с него глаз и беспрестанно улыбалась. Она старательно обходила темы, связанные со смертью, самоубийством, нервным срывом говорила только о том, что уже весна, что мартовский снег тает и уходит в землю, а небо становится все более глубоким и прозрачным.

«Как твои глаза, любовь моя, – думал Кирилл, глядя в ее порозовевшее оживленное лицо. – Твои глаза, как небо в марте. Такой же синевы. И хоть не за одной мы партой, но все же вместе мы», – сложились в его голове стихи.
И Кирилл улыбнулся.
Марика замолчала на полуслове и внимательно посмотрела в его ставшие задумчивыми глаза. И тут же перевела взгляд на запястье, перемотанное белым бинтом. Она нахмурилась, так как заметила все увеличивающиеся красные пятна.

– Может, все таки поедем в больницу? – прошептала она, склоняясь к его руке, безвольно лежащей на краю стола.
– Нет! – нервно ответил он и отдернул руку. Не трогай, я сам!
И Кирилл принялся осторожно разматывать бинт.
– Знаешь, я как то читала в инете, – начала Марика нарочито веселым голосом, – что раньше, еще на заре эмо была очень популярна игра со снэпами. Условия игры состоят в том, что надо сорвать с руки браслет определенного цвета. И если срываешь, то получаешь то, что цвет обозначает.

– Да? – заинтересовался Кирилл и перестал разматывать бинт. – И что же означает белый цвет? И красный, кстати, – добавил он, посмотрев на свое запястье.
– Насколько я помню, – ответила она и лукаво улыбнулась, – белый – это поцелуй без языка, а красный – стриптиз.
– Интересно, – пробормотал он, – тогда сама снимай. А потом поцелуешь и покажешь стриптиз.
И Кирилл протянул ей руку. Марика зажмурилась, но тут же посмотрела сквозь ресницы и начала сматывать бинт. Ранка оказалась хоть и длинной, но не глубокой. Ее края начали стягиваться.

– Вот видишь, – тихо проговорил Кирилл, ничего уже нет, а ты боялась. – Целуй!
И он приподнял лицо и закрыл глаза. Марика потрогала шарики подковки в левой брови, провела пальцами по бледной щеке. Потом легко коснулась губами его губ и выпрямилась.
– Но зачем ты хотел сделать это? – прошептала она и вскинула на него повлажневшие глаза. – Если бы я не пришла сейчас? Зачем?! – почти крикнула она и сжала кулачки.
– Были причины, – глухо проговорил Кирилл. – И разве можно оставаться здесь? – после паузы спросил он и обвел взглядом кухню. И не только в этой засранной квартире, а вообще в этом засранном мире?!
Его губы искривились, глаза наполнились слезами.
– И ты не поймешь всего, живя со своей богатой мамочкой, – еле слышно добавил он и опустил голову.
Челка сползла вниз, закрыв лицо наполовину.

стр. 2 из 13 пред. :: след.
Оглавление