Успокойники
 

- Моя психика выдержит все, а вот от любо­пытства я могу лопнуть, как Бэйби с Кулом.
- Ну что ж, Маня, поздравляю, в самую точку. Лопнуть. Это ключевое слово. Вы все - и эмо-киды, и барбикены - должны в ближайшее время лопнуть. Вы, все обитатели Эмомира, не более чем стадия раз­вития бабочек из третьего мира, не знаю, как он там называется. Зато знаю от королевы, что в каждом из вас живет взрослая особь бабочки, и, если я правиль­но помню со школы, она называется «имаго».

Прав­да, смешно? Эмо - носители имаго, скоро Эмомир станет Имагомиром, но вы этого не увидите, от вас останутся только съежившиеся оболочки на полу, как от Кула и Бэйби. А имаго полетят откладывать яйца в реальный мир, где из них выйдут гусеницы-каннибалы, которые сожрут расслабленных любовью и раздавленных ненавистью несчастных людей. А я должен буду руководить бандой отравителей челове­ческого рода и следить, чтоб новым бабочкам было хорошо. Не людям, оставшимся в живых, а бабоч­кам! А еще заделаю Маргит бабочат с человеческими головами. Такая вот красота неземная! И знаешь, по­чему я все это буду делать?

- Почему? - автоматически переспросила Ма­ния.
- Потому что я - человеко-бабочка, древней­ший урод, и мое место рядом с клоуном в бродячем цирке Петросяна! Вот так.
Эгор уже не бежал, а шел. А на последней фразе он остановился, патетически подняв руки к начи­нающему розоветь небу. Потом отвесил Мании глу­бокий цирковой поклон, одновременно задрав сза­ди футболку и балахон, чтоб оголить свою костля­вую спину.
- Н-да, - сказала кукла, - жалкие тряпочки. На бабочку ты не похож, скорее на чертенка. Толь­ко рогов у тебя еще нет. Но какие твои годы. Шучу.

Эгор выпрямился, поправил одежду и недовер­чиво посмотрел на спокойную Манию, на которую его рассказ, как ему показалось, не произвел ника­кого впечатления.- Знаешь, Эгор, в чем твоя проблема? - ска­зала кукла. - Ты чересчур «эмо». Прости за ка­ламбур. Ты почему-то воспринимаешь все букваль­но, забывая, что есть метафоры и есть гиперболы, в конце концов. Перебрал ты, ясен пень, отправляю­щих веществ в барбикенстве.

Смотри, что хотела донести до тебя Королева. Это же элементарно. В каждом юном существе, входящем во взрослую жизнь, сидит и зреет новый взрослый человек, утрачивающий с возрастом часть эмоций: детскую непосредственность, способность так чисто чувство­вать, радоваться и плакать по пустякам, зато при­обретающий ответственность, жизненный опыт, ци­низм, сарказм и прочие атрибуты взрослого. Однаж­ды утром любое разумное создание во Вселенной вдруг обнаруживает, что его подменили и из зеркала на него глядит кто-то новый. У бабочек это просто наиболее заметно, четко и ясно. Яйцо, гусеница, ку­колка, имаго - это всего лишь метафоры.

стр. 2 из 13 пред. :: след.
Оглавление