Тридцать ненаписанных писем
 

Тело его сотрясалось от молчаливых ры­даний. В глазах блондина зоркое око Эгора читало боль, отчаяние и ненависть такой силы, что под стать им были лишь его собственные чувства. Уди­вительное дело - он пришел сюда, чтобы убить это­го человека, а теперь стоял и безуспешно пытался подобрать- слова, способные утешить его, понимая, что это не под силу даже супергерою.

- Что, доволен, гад? - по-своему истолковал его блуждающий взгляд поднявший голову блондин.
- Я пытался ее спасти.
- Что ж не спас? Хотя бы разок, для разнооб­разия. Каждую ночь ты убиваешь ее у меня на гла­зах.
Эгор оторопел от неожиданного обвинения:
- Во-первых, я первый раз ее вижу. Во-вторых, она спрыгнула сама.
- Нет, это ты послушай, чмо. Во-первых, я тебя вижу каждую ночь с тех пор, как узнал о ее смерти. А во-вторых, она не прыгала сама, она просто глу­пая влюбленная девчонка, а вы забили ей голову своими суицидальными задвигами. Всего месяц от меня не приходило писем, ну, может, два, но вам, сволочам, хватило, чтобы убить ее.

- Слушай, парень, не офигевай! - закипел Эгор. - Не знаю, что ты там видишь каждую ночь, но думаю, что твоя вина в этом тоже есть. Если у тебя такая чувствительная девчонка, чего же ты ей тогда не писал?
- Не твое дело, жалкий эмо-чмошник, тебе во­обще меня не понять!
- Я не эмо!
- Ха! Ты себя в зеркале-то видел?
- Ах ты сволочь! - взорвался Эгор. - Неделю назад я бегал по свету веселым, молодым и живым, но ты, гад, плеснул мне огнем в лицо, и теперь я мертвый мститель. И пришел я не за твоей подруж­кой, а за твоей трусливой душонкой, которую ты прятал за арафаткой.

- Ты тот парень? - Блондин встал, аккуратно уложив мертвую подругу на тротуар. - Егор Тру­шин? Я не хотел тебя убивать. Ты сам нарвался. Я ждал, что ты придешь, но не думал, что в таком виде. Я не боюсь тебя и не раскаиваюсь, но мне правда жаль, очень жаль тебя.
- Смешно слушать твою дешевую ложь. Я все равно убью тебя, но сначала хочу знать, что случи­лось с твоей девчонкой.

стр. 2 из 5 пред. :: след.
Оглавление