Страх и Злоба
 

Тьма сменилась ярко-красным пятном. Эгор по­пытался сфокусировать взгляд, пятно отдалилось, и он увидел перед собой смеющуюся физию клоуна.
- Пора вставать, герой, нас ждут великие дела! Эгор поморщился:
- Какое отвратительное дежавю. Я опять умер и очнулся в эмо-сортире. Все поехало по новой? День сурка продолжается?
- О да, ты бодрее всех Боратов, брат. Нет, ты не умер, мертвые не умирают. Ха-ха. Ты просто от­ключился ненадолго. Все, конечно, могло быть ху­же. Ты мог бы исчезнуть отсюда, и куда бы занесла тебя сансара, я не знаю. Стал бы какой-нибудь уст­рицей или кактусом. Но я тебя спас. Вытащил из-под этой исполинской туши, хоть это было совсем и непросто. Ну а как иначе? Мы ведь друзья-това­рищи. Сам погибай, а товарища вырубай!

- Что-то я не почувствовал твоего дружеского плеча, когда меня пытались сожрать эти бешеные твари.
- Извини, я не герой, я - клоун. Каждому свое занятие. Ты с чудовищами воюешь, а я тебя потом веселю. Но надо сказать, это выглядело круто! Эмо­бой насмерть! Я ни за что не поверил бы, если бы не увидел своими глазами. Ты хоть знаешь, кого ты победил?
- Гигантского чесоточного зудня и игрушечно­го зайца, разъевшегося трупами?
- Не совсем. Это воплощенные Страх и Злость, одни из самых сильных и опасных бестий во всех мирах.
- Фу, блин! Насмешил так насмешил. Ну, клещ на страх еще как-то тянет, но заяц - злость...

- Первобытный доисторический страх и неле­пая злость на весь мир, которая душит тебя и, если ты не спасешься самоиронией, сожрет. Разве с то­бой такого никогда не случалось?
- Я умер в восемнадцать, черт побери. Со мной много чего еще не случалось. - Эгор сел и оглядел­ся. Рядом высилась туша злобного зайца. Все во­круг было завалено останками Злости и Страха. - Да уж, веселуха. Слушай, клоун, кто ты такой? Психологические ребусы, психоанализ - ты случа­ем не реинкарнация Зигмунда Фрейда?

стр. 6 из 7 пред. :: след.
Оглавление