Клоун ада
 

Но клоун увернулся с лег­костью молодого тореро. Эгор налетел на стену унылого дома, но боли не почувствовал. Зато дом от удара сильно тряхнуло, посыпались кирпичи, ко­торые подняли клубы пыли с грязной земли. Эгор, прислонившись спиной к дому, переждал падение стройматериалов. К счастью, ни один кирпич не упал на него. «А жаль, - подумал он, - может быть, тогда этот дурацкий сон закончился бы». Эгор про­водил глазом разбегавшихся в разные стороны ро­зово-черных странных визжащих зверюг с телами гиен и кабаньими мордами.

Разглядеть их как следует он не успел, слишком быстро они бежали, к тому же мешала влага, застилавшая единственный глаз. Клоун, кряхтя, сел в трех шагах от него, на­рочито испуганно посмотрел на Эгора и махнул ру­кой на убегавших зверюг.
- Да ты крут, чувак. Такой сложный продукт выдал - тут тебе и злоба, и жалость, и отчаяние в одном флаконе. Осторожней с чувствами, учись кон­тролировать эмоции, иначе, боюсь, здешним местам грозит перенаселение всякими монстрами.

Лучше уж плачь, озеленитель.
Эгор молчал, он уже не плакал, а злобно посвер­кивал на клоуна покрасневшим глазом. Он тоже опустился на землю, придвинул руками к подбород­ку острые колени, обхватил ноги руками, положил на них голову и закрыл глаз. Длинная черная челка печально свесилась, как подбитое крыло, и вокруг Эгора заколосилась чудесная изумрудная трава.

- Смотри-ка, зеленая. Всего пару часов здесь, а уже меняешь этот мир. Похоже, Создатель в тебе не ошибся. Эй, парень, вернись, я с тобой говорю.
Эгор молчал и не шевелился.
- Н-да, придется засчитать тебе попытку убить себя об стену. Слушай, ты, любитель кроля и кро­ликов, даже не надейся, что сможешь покончить с собой. Здесь это невозможно. Со мной - другое дело. Но ты еще слабой против меня. Я хочу тебе кое-что рассказать. Надеюсь, ты все-таки слышишь меня.

Начнем с самого начала. Раз ты не хочешь со мной говорить, я проведу небольшой ликбез и буду говорить за себя и за тебя.
Клоун откинулся на спину, подняв столб пыли, и смешно заморгал глазами, изображая очнувшего­ся Эгора.
- Где я? - пропищал он, вскочив на короткие ножки. И ответил сам себе:
- Ты в дивном, тонком, очень нежном розово-черном мире. В мире, у которого нет четких границ, который существует внутри и снаружи реального мира с множеством обоюдных дыр, разломов и про­рывов. Это те места, где эмоциональный уровень в Реале зашкаливает. Понятно?

стр. 3 из 8 пред. :: след.
Оглавление