Убить эмо (21-30)
 

А потом у меня случилась настоящая депрессия. Что для настоящей эмо катастрофа. Человек не отличающий радости от горя не может быть эмо.
Тогда я нашла в кухонном ящике для столовых приборов самый тупой нож и пошла в свою комнату. Лезвие ножа отличалось неровными зазубринами. Немного ржавчины я аккуратно стерла полотенцем. Если резать кожу отточенным острым ножом, то в результате можно не только изгадить всю квартиру кровью, но и откинуть копыта. Навсегда.

Какое классное слово «навсегда». Почти такое же классное, как «никогда». В словах вообще страшно много эмоций. Особенно если произносить их с разными интонациями.

Отвернув рукав, я посмотрела, как поживает кожа на запястье. Остался тонкий красивый шрамик. Если приглядеться, то их там два. Как знак «равно». Я плюс нож равно шрам. Боль плюс я равно очищение.
При всем при том я вовсе не мазохистка. Нетушки, я не испытываю счастья от того, что меня кто то мучает. Просто я мучаюсь на всю катушку, когда все остальные стараются сохранить лицо.

Провела указательным пальцем по нежной, фантастически идеальной коже руки. Как жаль портить такую красоту. Но депрессия полностью меня опустошила, не позволяя чувствовать ничего, кроме тупого равнодушия.

Иногда мне не хочется верить в хроническое безраздельное счастье, которое ждет меня буквально завтра. Счастье случается реже, чем хочется. Поэтому лучше напрасно не надеяться. А вот в неприятности верить можно сколько душе угодно. Они не заставляют себя ждать. Поэтому я пребываю с состоянии грусти. Грустить можно и по счастливым поводам. Потому что они такие короткие.

– Стася! Тебя к телефону! – Мой брат Митька топающим ураганом врывается ко мне в комнату.
На будущее надо привинтить задвижку и запирать дверь. Нож покуда подождет под подушкой.
– Стася! Прикинь! У нас в классе будет новенький! У полковника гости! К нему племянника привезли! Говорят – наркоман! Красивый такой, таинственный, жуть! – Алкин голос вибрирует, словно ее сейчас стошнит.
– Кто говорит?
– Все. Из столицы просто так не привозят. Наверняка влип в какую то историю, – я представляю, как у Алки морщится нос от любопытства.
– Ты его видела?
– Его никто пока не видел, – скрывая разочарование, признается Алла – она мне сто лет не звонила, а теперь не удержалась.
– Если никто не видел, то почему непременно красивый?
– Ты в школе завтра появишься? – уже более спокойным голосом спрашивает она.
Школа, чтоб она провалилась. Хотя ради такого случая разок сходить можно.

стр. 7 из 15 пред. :: след.
Оглавление