Глава четвертая (3)
 

На следующий день Марика после занятий решила подкрасить волосы, потому что ей казалось, что цвет потускнел и появился баклажанный оттенок, что ей совсем не нравилось. Она заранее предупредила мать, и та отвела ей время в половине пятого, освободив лучшего мастера. Марика немного опоздала и, выйдя из машины, быстро устремилась в салон. Но она не пошла через парадный вход, а обогнула здание и направилась к небольшой двери, выходящей во двор. Там было что то типа склада, где хранились упаковки с красками для волос, тюбики с кремами, чистые полотенца и прочие необходимые для салона предметы. Марика постучала, ей открыла дверь кладовщица и радостно заулыбалась. Марика кивнула ей и пошла через склад в коридор.

Мария Андреевна несколько лет назад предусмотрительно разделила салон на несколько залов. И выделила небольшое помещение для VIP персон. Марику обычно обслуживали там, вдали от посторонних глаз. На входе там имелось что то типа холла с большим шкафом и огромным зеркалом. Марика вошла, бросила сумку в кресло и начала снимать куртку. Но, услышав громкий и возмущенный голос матери, остановилась. Потом приблизилась к приоткрытой двери и прислушалась.
– Нет, ты это видела, Тоня? – спрашивала Мария Андреевна. – Да что она о себе возомнила! Не хватало, чтобы кукурузные жены сюда таскались! у них есть парикмахерские эконом – класса. Да и что можно сделать с такими запущенными волосами? А ее кожа? Ты это видела?

Наверняка пьет, как и ее муженек! Да она мне всех приличных клиенток распугает. А у моего салона в городе отличная репутация!
– Но Маша, – мягко заметила Тоня, и Марика узнала голос лучшего и всеми любимого мастера Антонины Николаевны, которая работала в салоне много лет, с первого дня его открытия, – ты не права. Ты же всегда любезно относилась ко всем клиенткам. И неважно, каков их социальный статус! – Ты даже и зал специальный выделила для среднего класса, как ты выразилась. Ты успокойся!
– Да откуда у нее деньги? – уже тише заметила Мария Андреевна. – Да и зачем ей новая прическа? Не вижу смысла!

– Я тебя просто не узнаю, – сказала Антонина Николаевна. – И понимаю, что причина твоего необоснованного раздражения лишь в том, что это мать дружка твоей дочки. И хочу заметить, что все это поймут, если ты позволишь себе что нибудь недостойное по отношению к этой женщине.
– Сейчас еще и Марика придет! – с досадой заметила Мария Андреевна. – Но она всегда в VIР зале, так что не пересечется с этой женщиной.
– Но если и пересечется, то что случится то? – спросила Антонина Николаевна.
Марика не стала дослушивать их разговор, развернулась и вышла в коридор. Она кусала губы от досады.

стр. 9 из 16 пред. :: след.
Оглавление