Глава четвертая (3)
 

«… я уже умер давно!!! Жизнь – это роль. Роль в дешевом и блядском кино Смерть равна ноль… Разбегусь и прыгну прямо вниз Может быть, полечу Мир разбился прямо на глазах.
Я назад не хочу…»
Без лишних слов
«Оставь лишь миг, перед тем, как выдать мне билет В один конец, назад дороги нет. Без лишних слов нажми на курок. Я к этому готов… Без лишних слов нажми на курок, без лишних слов убей меня…»

– Каждый музыкальный стиль имеет право на существование, – сказал Савелий Иванович, видя, что Кирилл отодвинул лист. – И с этим никто не спорит. Мы обожали «Нирвану», преклонялись перед Куртом Кобейном. Но ведь и по сей день многие его фанаты заканчивают жизнь самоубийством в день его смерти и когда им исполняется 27 лет. Такова сила искусства. И тем страшнее, что многие эмо группы, несомненно, талантливы. Я внимательно прослушал не одну команду, придерживающуюся этого стиля.
– Не понимаю, зачем вы мне все это говорите, – тихо заметил Кирилл.
– Да ты пойми, что вся эмо культура – это магнит для зла. Еще раз повторю, если есть жертва, палач всегда найдется. А что такое, скажем, маньяк лично в моем понимании? Это живое проявление Сатаны, ни больше ни меньше. И я в этом убежден.
Кирилл вздрогнул, услышав эти слова. Он внимательно посмотрел в глаза Савелия Ивановича. Но тот был совершенно серьезен.

– Мы с Гришей много спорили на тему введения смертной казни, – продолжил он. – И я считаю, что когда очевидно, что человек одержим дьяволом, или, как любят выражаться врачи, манией, когда он насилует и убивает сериями, то его нужно уничтожать.
– Не думаю, что Сатану это испугает, – тихо заметил Кирилл. – Или он прекратит воплощаться.
– Ничего, – тут же возразил Савелий Иванович, – еще как испугает, если мы будем нещадно отлавливать этих нелюдей и уничтожать! И не оставлять им ни малейшего шанса для их мерзких и страшных дел.
Он ударил кулаком по столу и нервно заговорил:
– Два года назад в одном городке, кстати, не так далеко от нашего, пятеро детей покончили с собой. Возраст от десяти до тринадцати.

Они все прыгали по очереди с высоток. Самоубийства происходили в течение полутора месяцев, но власти отчего то не видели связи между ними. Потом один дотошный инспектор установил, что все дети входили в клуб любителей одной интернет – игры. Это была игра что то типа фэнтези. Там герои передавали какое то кольцо. Как потом вспомнили родители, у их погибших детей тоже по очереди перебывало какое то серебряное кольцо. Когда пятая по счету девочка прыгнула с 12 этажного дома, следствие активизировалось. Под подозрение попал некий Анатолий Зиркзун, 34 лет, системный администратор интернет – кафе, где постоянно собирались погибшие дети. Но он исчез из города. Когда начали выяснять его личность, то оказалось, что он приехал в их город три года назад, уроженец Калининграда, сирота, работал какое то время там в школе учителем информатики. Но потом внезапно уволился и исчез.

стр. 2 из 16 пред. :: след.
Оглавление