Глава четвертая (1)
 

Марика расцеловалась с ним и села за стол с видом провинившейся школьницы. Она опустила глаза в тарелку, стоящую перед ней, и стала ждать выговора. Но все молчали. Когда домработница подала первое и вышла на кухню, Григорий Григорьевич посмотрел на Марику и тихо спросил:
– Что у тебя с этим парнем? Только правду, потому что название фотографий «эмо лав» говорит само за себя.
– Папулечка, – ласково начала она, – это просто красивое название серии и вполне в стиле эмо, вот и все! Честно! А с Кириллом мы просто дружим.
– Если вы «просто дружите», – заметила Мария Андреевна, – то ты необычайно одаренная актриса. И тебе стоит подумать о поступлении во ВГИК или театральное училище.

Но я то, как никто другой, знаю, что в тебе этот талант напрочь отсутствует. А вот везде, повторяю, везде на этих фото, а их не один десяток, у тебя такое выражение лица, что мурашки по коже. И веришь, что между вами любовь!
– Ну, ты преувеличиваешь, – мягко произнес Григорий Григорьевич. – Какая любовь в их возрасте? Наверное, это обычное увлечение. Да, Марика?
– Просто дружба! – упрямо повторила Марика. – Это фотограф такой талантливый. Вы бы видели другие его работы!
– Видели, – задумчиво сказал он. – Я уже проштудировал Интернет, да и так навел справки по своим каналам. Вам хотя бы заплатили?
– А как же! – заулыбалась она. – И немало!
– Но как он вас нашел? – поинтересовалась Мария Андреевна.
– Случайно все получилось, – оживленно заговорила Марика. – Мы познакомились на Пушке возле Мака с эмо кидами. Среди них была и Настя, его дочь. А потом как то так спонтанно.

– Бог мой! – проворчала Мария Андреевна. – Что за язык! Нельзя нормально говорить?
– Ладно, мы познакомились на Пушкинской возле «Макдоналдса, с ребятами из эмо тусовки, – поправилась Марика. – Так тебя устраивает? Но так намного дольше все это выговаривать.
– А мы никуда не спешим, – заметил Григорий Григорьевич.
Они замолчали, потому что в столовую вошла домработница, неся следующие блюда. Заменив глубокие тарелки на мелкие, она выложила мясо с гарниром и снова удалилась.
– Допустим, – после паузы сказал Григорий Григорьевич, – вы просто дружите. И тебе этого никто не запрещает. Но что это за трущобы? Как ты могла согласиться туда поехать? Как Кирилл, твой друг, это допустил?!

стр. 5 из 14 пред. :: след.
Оглавление