Глава третья (3)
 

– Канал Грибоедова сформировался на месте старой речки Кривуши, или Глухой речки. Она всегда тут была, еще до начала строительства Питера. Правый берег этой речки начал застраиваться домами служащих морского ведомства аж в девятнадцатом веке! – тоном экскурсовода проговорила Настя.
– Не в девятнадцатом, а в 30 х годах восемнадцатого, – поправил ее Арсений.
– Канал Грибоедова? – переспросил Кирилл. – Что то знакомое! Где то слышал. А может, по ящику видел.
– Красиво очень, – заметила Марика, глядя в окно.
– Ага, – согласилась Настя. – Питер ва а аще красивый город. Бывали?
– Не а, – ответил Кирилл.
– Но, ребятки, посмотреть его мы никак не успеем, – заметил Арсений. – У нас очень плотный график. И к тому же сегодня в ночь обратно. Завтра в Москве показ коллекции одного молодого эпатажного модельера. И у меня заказ на этот показ от одного инет издания.
– А вы летом приезжайте! – предложила Настя. – Да, папуль?

– Конечно! – согласился Арсений. – В каникулы ко мне! И Настьку прихватите.
– Я школу в этом году заканчиваю, – сообщил Кирилл.
– И что? – засмеялась Настя. – Я тоже! Но предки уже оплатили мое дальнейшее обучение. Буду ботать в универе одном.
– И на кого? – поинтересовалась Марика.
– На лингвиста! – важно проговорила Настя и заулыбалась, повернувшись к ним. – Но языки я люблю! А ты?
– Я пока в одиннадцатый, – сказала Марика. – А там видно будет.
– А Кирилл? – не унималась Настя.
– Не знаю, – смутился он. – Не решил еще. У нас в городе всего два института.
– А кто твои предки? – продолжила расспросы Настя.
Но отвечать на этот вопрос, к его облегчению, Кириллу не пришлось, так как джип остановился.
– Приехали! – сказал Арсений.

Они вышли из машины и направились к какому то офисному, современному на вид зданию, прячущемуся в глубине двора между старинных домов.
Студия располагалась на верхнем этаже. Часть скошенного потолка была застеклена. Арсений, скинув куртку, протянул пакет Кириллу.
– Одевайтесь, – сказал он, – а я пока свет установлю. И быстрее! У нас на все про все два часа. В половине первого другая съемка. Где этот лентяй Дима?
– Да тут я! – раздался звонкий голос, и в студию вошел высокий худой парень.
С его головы свисали длиннющие дреды , на худом теле болталась свободная цветная рубаха в этническом стиле, падающая почти до колен. На вытертых синих джинсах зияли живописные дыры.
– Гримируй, как мы вчера договаривались, – приказным тоном сказал Арсений.

стр. 5 из 15 пред. :: след.
Оглавление