Глава третья (1)
 

– Гляди ка, – громко сказал один из них, высокий и крупный, – кладбищенские крысы начали вылезать из своих нор.
– Эй, готы говноты, – подхватил другой, тоже высокий, но худой, и преградил им путь, – что, ваше сборище уже закончилось? А не рановато ли? Или на могилки свои спешите?
Кирилл замедлил шаг и взял Марику за руку. Но Санек и Леночка ловко обогнули стоящего поперек дороги парня и бросились бежать. Парни дружно расхохотались и принялись улюлюкать им вслед. Кирилл начал обходить парня, но второй тут же встал рядом с первым.
– Ай! – сказал высокий. – Не успели удрать, черные крысы!
– Подожди ка! – встрял еще один, очень полный.
Он отбросил пустую пивную бутылку, и она со звоном разбилась о стену. Приблизившись к Марике. откинул капюшон с ее лица.
– Пацаны! – радостно заявил он и осклабился. – Да ведь это эмо! А я то думаю, чего у готихи розовая шмотка?
– Ну ка, ну ка, – громко проговорил высокий и взял Кирилла за воротник, притянув к себе и заглядывая в лицо. – Точняк, эмо соплиемо! По глазам вижу! Наваляем плаксам!

– А герла симпотная! – сказал худой. – Можно и потрахать! Как, впрочем, и боя!
И они громко расхохотались.
Марика попыталась вырваться из цепких рук худого, но он с силой пнул ее. Она всхлипнула, сжалась и втянула голову.
– Представление начинается! – возвестил полный. – Сейчас эмо придурки будут ползать и рыдать, рыдать и ползать.
– Сами вы будете ползать, ублюдки! – твердо сказал Кирилл и ударил высокого коленом в пах.
Тот согнулся и заорал от боли.
– И отпусти мою девушку, урод! – закричал Кирилл и врезал худому в солнечное сплетение.
Худой охнул и затих, согнувшись пополам. Все произошло мгновенно, и остальные парни настолько растерялись, что не сразу сообразили, что происходит. Кирилл схватил Марику за руку, и они пустились со всех ног по переулку. Парни заорали и бросились за ними. Но когда они все вылетели на Ленинский проспект, весьма оживленный даже в этот поздний час, то парни мгновенно отстали.

– Ничего! – заорал один из них. – Подловим еще вас, поплачете кровавыми слезами, хуемо недобитые!
Кирилл не стал даже оборачиваться, а не то что отвечать. Он шел быстро, крепко взяв всхлипывающую Марику за руку.
Когда они подошли к метро, она остановилась. – Ты чего? – спросил Кирилл, заглядывая ей в глаза.
– Боюсь! – ответила она и заплакала, уткнувшись ему в плечо.
Кирилл обнял ее и начал гладить по волосам.
Когда она немного успокоилась и вытерла слезы, то отодвинулась от него и подняла глаза. Снег с дождем прекратился, ветер стих, и пошел только снег. Крупные рваные хлопья кружились в свете фонарей. Недалеко от них притормозило такси. Из него вышла девушка и торопливо направилась к метро.

стр. 6 из 11 пред. :: след.
Оглавление