Глава третья (1)
 

– Готичный дядечка, – сказала она ему на ухо и засмеялась.
– Да нам то что? – одернул ее Кирилл. – Каждый выбирает ту музыку, которая ему нравится.
– Мы пошли наверх, – сказал в этот момент Глеб. – Может, на втором ярусе свободные столики есть?
– Это где VIP места? – рассмеялась довольно ехидно Настя. – Эх ты, провинция! Там билеты дороже и охранники не пускают.
– Я говорю об уровне выше, – не обиделся Глеб. – Или ты в баре возле сцены хочешь зависнуть? А я там люблю.
– Почему? – поинтересовался Кирилл.
– Так я ж не курю, – усмехнулся Глеб, глядя как Настя достает пачку сигарет и зажигалку. – А там вентиляция лучше, все продувается. Да и официантки пиво приносят. Ты пьешь? – спросил он у Насти.

– А как же! – важно ответила она.
– А я думал, что все эмо по убеждениям стрейтэйджеры , заметил Глеб.
– Он думал! – ехидно проговорила Настя. – Хоть бы в Сети что нибудь почитал на эту тему! Там сплошь и рядом пишут, что все эмо алкоголики, наркоманы и ба. Все таки брат у тебя эмо бой! А ты, смотрю, и не в теме! Но мы свободны во всем! Хочу, стану стрейтэйджером, а хочу, буду пить, курить, колоться и трахаться направо и налево! – с вызовом добавила она.
– Какая ты шустрая девчонка то! – засмеялся Глеб. – Семнадцать, говоришь, тебе исполнилось? Не по годам, не по годам! Мама по попке ремнем не лупит за такие рассуждения?

– Да иди ты! – расхохоталась Настя и толкнула его.
– Ну, тогда мы пошли, – в тон ей сказал Глеб, повернувшись к молчащему Кириллу.
Марика уже отошла к сцене и пританцовывала под сокрушительные аккорды бас гитары и хриплые вопли солиста.
Когда они ушли, Кирилл приблизился к ней и обнял сзади за талию. Она повернула к нему разгоряченное лицо с поблескивающими от сценической подсветки глазами и громко прокричала, что хочет коктейль. Но он отрицательно покачал головой. Марика отвернулась от сцены и встала перед ним. Их окружали танцующие, но никто не обращал внимания. Они были словно одни на пятачке пустого пространства. Кирилл смотрел в глубь ее расширившихся глаз, она не сводила взгляда с его поблескивающих розовых губ.

– Мы же не пьем! И не вижу повода начинать, – заметил Кирилл и отвел челку с ее лица. Давай куплю тебе сок?
– Давай! – легко согласилась она и тряхнула волосами.
Челка вновь упала на глаза.
В этот момент песня закончилась, и свет на сцене погас. Марика невольно зажмурилась, чтобы не видеть темноту. И тут же ощутила на губах легкий поцелуй. Она улыбнулась и высунула язык. Поцелуй повторился, но был таким крепким, что она почувствовала, как колечки пирсинга впиваются ей в кожу.
Резко вспыхнул свет, толпа взвыла, и Марика повернулась к сцене. Сквозь лес взлетевших рук, на которых указательные пальцы и мизинцы торчали словно рожки, она увидела, как на сцену выходит новая группа. Музыканты выглядели более брутально, чем предыдущие.

стр. 3 из 11 пред. :: след.
Оглавление