Глава вторая (3)
 

– Может, все таки купить те белые джинсы? – задумчиво проговорил Кирилл, когда они вышли на улицу.
Консьержка при их виде чуть не выпала из окошка, высунувшись и провожая их придирчивым взглядом.
– Конечно, она не верит, что мы там что то в квартире доделываем. Глеб мог бы придумать что нибудь более достоверное, – хихикнула Марика. Что ты сказал? Белые джинсы?
Она тут же нахмурилась и надула губы. – Нет, нет и еще раз нет!
– Думаешь, они мне не подойдут? – удивился Кирилл.
– А это что, последний в городе магаз, где можно купить белые штаны? – недовольно поинтересовалась она. – Или тебя неудержимо тянет к той девахе, что тебе их так усердно впаривала и не забывала при этом строить глазки?
– Марика! – строго проговорил он. – Что ты такое говоришь?
– Что видела, то и говорю, – упрямо заявила она и взяла его за руку.

Она чувствовала прилив странной нежности, словно после откровенных сегодняшних ласк они стали намного ближе. И в то же время появилось какое то непонятное чувство собственности. И сейчас она хотела одного: чтобы Кирилл полностью и без остатка принадлежал только ей, чтобы только она имела право касаться его, смотреть в его прекрасные глаза, гладить густые волосы, целовать нежные губы, любоваться татушками на его теле. Марика в этот момент поймала взгляд проходящей мимо них девушки. Та цепко глянула на лицо Кирилла, улыбнулась и, как показалось Марике, замедлила шаг.
«Ужас один! – возмутилась про себя Марика. – Не хочу, чтобы на моего любимого так пялились все эти девки! Как было бы хорошо оказаться вместе на необитаемом острове, где он был бы только со мной, видел бы только меня, принадлежал лишь мне!»

Когда они подошли к «Макдоналдсу», Кирилл замедлил шаг.
– Хочешь зайти? – не поняла Марика.
– По молочному коктейлю? – спросил он.
Марика улыбнулась и кивнула. Они решили посидеть на улице за пластиковым столиком. Солнце пригревало, народу было много. Но возле входа они увидели свободный столик и устремились к нему.
– Ты сиди, я принесу, – предложил Кирилл. Может, еще чего нибудь хочешь?
– Кекс, – ответила она, – шоколадный.
– А не боишься поправиться? – подколол он ее и улыбнулся.
– А у нас каникулы, и я буду есть все, что хочу и сколько хочу! – весело заявила Марика. – И деньги считать не будем, хорошо?
Она вытащила оставшуюся наличность из кошелька и отдала удивленному Кириллу.
– Пусть у тебя будут! И не возражай! Мне это приятно, ведь ты мужчина.
– Да мы так с тобой быстро все потратим, – резонно заметил он, пряча деньги в карман.
– Тоже мне проблема! – беспечно ответила она. – С карточки сниму! У меня там целое состояние. И не спорь! Можем же мы хоть раз почувствовать себя свободными от всего и всех!

Кирилл тихо рассмеялся и пошел внутрь. Марика уселась удобнее и начала смотреть по сторонам. Все занимало ее: и два воробья, дерущихся из за палочки картошки фри, и солнечные лучи, играющие на полу, на пластиковой поверхности столов, на прозрачных стеклах, на брелке ее мобильника, лежащего на стуле возле ее черно розовой сумки, и медленно едущие машины с сидящими внутри людьми, и прохожие, спешащие по своим делам, и толстая серая кошка, пробирающаяся вдоль стены и увидевшая воробьев. Марика улыбнулась, наблюдая, как кошка пригнулась, задергала кончиком хвоста, прижала уши и начала подкрадываться к воробьям, наскакивающим друг на друга. Но тут ее кто то спугнул, и кошка метнулась прочь.

стр. 6 из 11 пред. :: след.
Оглавление