Глава вторая (2)
 

«Любовь, – подумала та, невольно провожая глазами полную фигуру женщины, ковыляющую по проходу за мужчиной. – И что это за любовь? – трудно представить их молодыми и нежно влюбленными. А ведь это наверняка было! Почему я ни разу не видела пожилую пару, которая была бы явно влюблена? В чем тут дело? Неужели когда мы с Кириллом достигнем такого же возраста, то так же будем раздражены друг на друга? Не верю!»

Марике стало так грустно, что слезы выступили на глазах. Она посмотрела на закрытую дверь купе, потом отвернулась в окно. Поезд в этот момент медленно двинулся. И пошел снег. Крупные снежинки летели в стекло, бились об него. В тусклом свете фонарей они увиделись Марике хрупкими золотистыми бабочками, летящими к ней и разбивающимися о непреодолимую преграду. Слезы побежали по ее щекам, и она сама не понимала странной тоски, сжимающей сердце. Возможно, она просто боялась реалий жизни и не хотела взрослеть.

Дверь позади нее отодвинулась, но Марика не шелохнулась. Но когда она почувствовала, как Кирилл обнимает ее сзади и кладет подбородок на плечо, то всхлипнула и склонила голову к нему. Он обхватил ее за талию и прижался всем телом.
– Я люблю тебя, – услышала она шепот возле своего уха. – Прости.
– Я люблю тебя, – повторила Марика и начала улыбаться.
Ее слезы высохли, на душе стало легко. Она почувствовала, как обида уходит, а на ее месте с новым жаром раскрывается яркий цветок любви, опаляя ее изнутри. Кирилл уже мягко целовал ее шею, сжимая объятия все крепче.
– Белье сейчас принесу! – раздался громкий голос.
И они отпрянули друг от друга. Из последнего купе появилась проводница и двинулась по коридору.

Поравнявшись с ними, заметила:
– Все, как вы и просили, молодой человек! Никого к вам не подсаживаю, хотя у этих пассажиров билеты были на места в вашем купе.
– Спасибо, – сказал Кирилл.
Но проводница осталась на месте, глядя на него с непонятным выражением.
– Ах да, – добавил он, – благодарю!
Достав из кармана джинсов смятую сторублевую купюру, сунул ей в руку. И сильно покраснел.
– Отдыхайте, – безразличным тоном проговорила она. – За час до Москвы разбужу.
Проводница ушла, а они вернулись в купе.
– Зачем деньги ей дал? – спросила Марика, садясь на его полку.
– А так вернее, – ответил он и уселся рядом. Все таки какая то уверенность, что одни будем до самого конца.
– А мы и так будем одни до самого конца, – заметила она и пододвинулась к нему.

стр. 5 из 13 пред. :: след.
Оглавление