Мания и депрессия
 

О том, что он занимается любовью с куклой, Эгор старался не думать. Он вообще старался не думать, и это у него неплохо получалось. Он перестал обращать внима­ние на пустоты ее глаз и места сочленения голо­вы, рук и ног с прекрасным туловищем. Мания про­сто была чудесным подарком судьбы, давшим ему возможность позабыть про страдания. Она зализы­вала его раны в прямом и переносном смысле, и Эгор начинал подумывать, что это и есть счастье. Они почти не разговаривали. То есть сначала совсем не разговаривали, а когда в комнате стало трудно дышать от ароматов удовольствий и цветов и нере­альная реальность Эмомира смешалась с галлюцини­рующим безумием вселенной запахов и чувств, они стали рассказывать друг другу коротенькие истории, которые всегда заканчивались ласками, по сути став неотъемлемой частью любовной игры.

Например, Мания как-то раз рассказала Эгору очередную байку про барбикенов, над которыми она не уставала прикалываться:
- Представляешь, многие барбикены считают, что они могли бы сделать карьеру в реальном мире. Мало того, у них существует целое течение, которое верит, что главные медийные суперзвезды реально­го мира на самом деле - барбикены, достигшие та­кой степени самовлюбленности, что смогли матери­ализоваться. И теперь они каждые тридцать семь минут бегают туда-сюда.

Все эти супермодели, те­лезвезды и киноактеры: «Ой, извините, мне сроч­но нужно в туалет попудрить носик» - и шасть с подиума, эфира, съемки в Эмомир и обратно. Вот прикол. А проблемные места, - Мания провела ла­донью по гладкой кромке сочленения шеи с те­лом, - они всегда чем-нибудь драпируют: брильян­товые колье, высокие воротники.
- Ну, или фотошоп, - сказал Эгор. - Вполне стройная теория. А почему вообще эмо-куклы зави­сят от Реала, почему просто не питаются эмоциями, которые выделяют сами?

- Потому что они для нас несъедобны. Лю­ди же тоже не питаются собственными выделе­ниями.
- Понято, - сказал Эгор и тихонько укусил Манию за тоннелизированную мочку.
Так они и жили. В любви, цветах и согласии. Во всяком случае, Эгор в это верил. Пока Мания не ушла. Они лежали рядом, тяжело дыша и дер­жались за руки, только что отлепившись друг от друга.
- Я придумал стихи про тебя. Хочешь, про­чту? - спросил Эгор.
- Прочти, - сказала кукла.

стр. 4 из 6 пред. :: след.
Оглавление