Успокойники
 

А встречавшиеся ему эмо-киды и их за­платанные мишки, еще издалека завидев его, с кри­ком убегали, бесследно исчезая. Полная засада! От безысходности и жалости к себе Эгор не заметил, как заплакал, а ноги сами вынесли его к проклято­му кладбищу и уходящему в небо готическому ло­гову Королевы Маргит. Рысью пробежав мимо над­гробий, боковым зрением отмечая, как прячутся от него за надгробьями трупозеры, Эгор одним махомперелетел мостик и, не обращая внимания на гвар­дейцев, как обычно дремлющих по обе стороны входа во дворец, дернул за витиеватую, в виде змеи, ручку огромной двери.

Плотно закрытая дверь не поддалась ни на миллиметр. Эгор забарабанил в нее сухими кулаками.
- Маргит! Открывай, дрянь, ты за все отве­тишь!
- Напрасно шумишь, брат. Королевы здесь нет, - сказал левый гвардеец с железными зуба­ми и татуировкой «DRI» на скошенной лобной кости.
- Как нет? - опешил Эгор.
- Она отошла в мир иной, - грустно повторил железнозубый. Голос у него шел откуда-то из райо­на живота, спрятанного в черной куртке «бомберс», а по черепу без глаз и мимических мышц было не понять, шутит он или нет. - Вернее, отлетела. В мир бабочек на пару дней.

Оба гвардейца забулькали животами, сотрясаясь носорожьими телами. Видимо, они смеялись над Эгором, над тем, какое впечатление произвела их шутка.
- Вы что, издеваетесь надо мной, скелетоны? - обиженно спросил Эгор.
- Нет, что ты, Эмобой. Как можно издеваться над будущим боссом, - сказал правый, в глубине глазниц которого горели глумливые красные огонь­ки. - Маргит просила передать, что по-прежнему любит тебя, она знала, что ты припол... Извини, за­был, как она сказала.
Нет, эти сонные громилы явно нарывались. И хотя Эгор был ниже любого из них на две голо­вы, в нем скопилось столько злости, что он, не раз­думывая, заехал левому ногой в живот, а правому - кулаком в отвисшую челюсть с острыми осколками зубов, вложив в удары всю душевную боль. И тут же пожалел об этом, потому что отбил и руку, и ногу.

Завыв от боли, он покатился по земле как заправский футболист, не зная, за что хвататься. Слезы горя смешались со слезами обиды. Он - ве­ликий Эмобой, победитель чудовищ, не смог спра­виться с двумя дуроломами из собственной гвар­дии...
- Ваше величество, вам не больно?
- Вы не ушиблись, ваше величество? - учас­тливо осклабились над ним ненавистные черепа.
Пересилив боль, Эгор вскочил и одним ударом ноги выбил тяжеленные дворцовые двери. Они, громыхая, улетели внутрь темного зала. Темнота и тишина покинутого дворца как-то сразу успокоили Эмобоя. Он стоял, щурился в темноту и совершен­но не знал, что делать дальше.

стр. 5 из 13 пред. :: след.
Оглавление