Эйфория
 

Тусовка в бас­сейне замерла в ожидании, и как только черная туча обрушилась на площадь тысячами фрагментов-бабо­чек, куклы, не одеваясь, бросились бежать прочь. Все пространство вокруг фонтана шелестело кры­льями, словно бархатная душа ночи ожила, спусти­лась с неба и порхала вокруг Эгора. Траурницы, бражники, мертвые головы... Кроме них, вокруг ни­чего не было видно.
- Эй, кто девчонок заказывал на вечеринку? Эгор, не ты? Путана, путана, путана - ночная ба­бочка, но кто же виноват? - пропел невидимый в бабочном роении Тик-Так.

- Опять пошлишь ты, красный недоумок, - ус­лышал Эгор знакомый гипнотический, чуть скреже­щущий голос.
Вмиг на площади снова стало светло. На пы­лающее разноцветное небо всходило солнце, фрей­лины королевы сели на площадь, образовав широ­кий круг, в центре которого зависла Маргит, вперив зеленые глаза в Эгора и трепеща, как квадратный черный флаг.
- Приветствую тебя, мой юный Эмобой! Как утренние воды, не прохладны? Я слышала, тебя по­здравить можно, всех ты победил? Огонь в душе и злобу в сердце в воде фонтана ты надежно до­тушил?

Я знаю, добрая душа, ты подарил желанье снова жить своей подружке. Что ж, ты - дитя, и я не буду отбирать твои игрушки. Мне главное, чтоб ты со мною был и телом, и душой. Через два дня сольемся мы с тобою. Пока же ты играй в игру свою! Вот только все вокруг крушить не надо, не мной и не тобой небес порядок заведен. Здесь Эмо­мир, не станет он ни раем и ни адом, оставим все как есть. Согласен, Эмобой?

- Согласен, - сказал Эгор, снова глядя в рот Королеве.
- Так небо потуши. К чему пожар? Остыла ве­черинка.
- Так в этом весь прикол? Фигня делов. - Эгор хлопнул в ладоши, и небо стало привычно розовым.
- К чему нам этот штиль, и пафосный, и скуч­ный. Нам в рифму говорить с Эгором - западло. - Клоун поскакал немного на одной ноге. - Кстати, приходить на мальчишник - дурная примета.

- Дурной приметой звали меня в детстве, шуг, - зло огрызнулась Маргит. - С тобой потом, сейчас дела не ждут. Я здесь по делу, очень срочному при­том. В нем не помогут даже бабочки с Котом. К од­ной знакомой нашей общей смерть пришла, не без ее, надо сказать, стараний. И я сама б ее, конечно же, спасла, но, к сожаленью, это в области мечтаний. Ведь усыплять - моя стезя, а разбудить - совсем другую силу надо. Мужскую, добрую. Нам нужен тут герой. Пришла пора спасти еще одну подругу, ты помнишь Маргариту, Эмобой?

стр. 4 из 6 пред. :: след.
Оглавление