Тридцать ненаписанных писем
 

Слушай внимательно. Лежит она сейчас, по твоей воле, в Первой городской боль­нице на неврологии. Поедешь туда утром, купишь ей розовые кустистые розы и скажешь ей про меня то, что я тебе про твою Светку сказал. А чтоб по­верила она тебе, скажешь, что я сердце ее на кро­вати видел - красивое, а вот новую татушку так и не разглядел. А еще скажи, что я теперь не про­тив, пусть клоуны правят миром, но только добрые. И не вздумай признаваться ей, кто ты. Скажешь, что приятель мой. Все понял? Все запомнил?
- Да, все понятно.

- Но и это еще не все. Залезешь в Интернет и раскидаешь по всем эмо- и антиэмо-сайтам сле­дующую инфу: Диму Лазарева и Пашу Чачика за свое убийство покарал Эгор Эмобой, страшное чу­довище, и если кто-то мою девчонку или ее друзей обидит, с ним то же самое будет. Понятно изла­гаю?
- Ну да, - неохотно процедил Виктор, решив не спорить со страшным созданием.
- Ну, раз ты такой понятливый, живи пока. Я тебе только напоминалку оставлю, чтоб ты не ду­мал, что это всего лишь сон.
Резким ударом Эгор поставил свою фирменную печать на лоб Виктору, Тот пошатнулся, но устоял на ногах,
- Ты что, гад, охренел? - схватился за голову блондин.

Эгор усмехнулся:
- Думаю, за убийство это не слишком страшная расплата. Правда, боюсь, придется тебе теперь че­лочку отпустить и носить всю жизнь, чтоб украше­ние мое скрывать. Главное - не лысей. Ладно, про­щай, Виктор. Целоваться не будем. Если все, что я велел, выполнишь, больше не увидимся. Общайся со своей Светкой во сне. Сколько хочешь.

Эгор открыл глаза и, сильно выдохнув, сел на кровати. На его обычно несчастном лице блуждала улыбка, освещенная утренним эмо-солнцем. Он по­чему-то был уверен, что Виктор выполнит все его просьбы.
стр. 5 из 5 пред. :: след.
Оглавление