Нормальный парень
 

Зомби окружили Пашу, вытянув вперед руки с черными ногтями, и он впервые в жизни реально испугался, в большей степени из-за того, что забыл волшебные слова.
- Эмо - такс! Эмо - пас! Эмо - фас! - надры­вался он, в ужасе понимая, что ему уже не вспомнить правильное сочетание слов, всегда превращавших эмо в покорных жертв. Черный колдун, самозабвен­но плавающий в бассейне, украл их из его головы.

- Эмо - ска-с-с, - промямлил Пабло, взглянул на скукоженный «пидометр» и заплакал. - Не ешь­те меня, пидоры. Я нормальный, я нормальный.
Но это не помогло. Голодные эмо-зомби, вы­шедшие из-под его контроля, уже впились острыми зубами в его горячую распаренную плоть и стали рвать Пашу на куски. Какой-то пидор укусил дра­гоценный «пидометр», и Пабло бешено заорал. Чер­ный эмо вынырнул на крик, дельфином выпрыгнув из бассейна, и припечатал костлявым кулаком го­лову Пабло к кроваво-красной банной плитке пря­мым ударом в лоб. Голова треснула, как спелый арбуз, семечки и куски красной сладкой мякоти разлетелись по бане...

Пабло сидел на кровати, весь в холодном поту, голова раскалывалась от боли. Он встал и, стараясь не думать о приснившемся кошмаре, пошел в свой совмещенный санузел. Паша включил свет и посмот­рел в зеркало. На лбу красным сургучом горела адс­кая печать - череп с костями, «фига себе». Па­ше немедленно захотелось отлить, он сунул руку в трусы, но ничего там не нашел. Снова залившись холодным потом, Пабло, пересилив страх, заглянул в трусы. «Пидометр» висел на месте. Просто рука не узнала его, такого чужого и бесчувственного.

Паша понял, что пришла беда, сел на край ванны и горько заплакал. Потом взял себя в руки, прекратил реветь, встал под холодный душ и стоял под ледяными стру­ями, пока все тело не заледенело и не онемело, как мертвый орган между ног. Выйдя из-под душа, Паб­ло залепил пластырем крест-накрест шишку на лбу и, пытаясь ни о чем не думать, вернулся к крова­ти. «Нужно просто заснуть. А когда я проснусь, все будет нормально», - успокоил он себя. Но не тут-то было. На будильнике высвечивались семь часов утра, за окном расцветало тихое летнее утро.

стр. 8 из 11 пред. :: след.
Оглавление