Нормальный парень
 

Но даже в Интернете волна интереса к событию спала, и завтра Пабло обязательно выйдет на охоту, ведь это послед­нее лето перед армией и нельзя терять ни одного дня. А пока пора ложиться спать, завтра ему, слава богу, во вторую смену, можно спать...
«Ни фига себе обстановочка», - подумал Эгор и захотел немедленно вернуться в Эмомир к остав­шемуся у кровати клоуну. Но это равнялось бы малодушию, и он скрепя дырку от сердца остался. Его черная сонная кровать стояла на самом краю десятиметрового бассейна в шикарной бане. В ог­ромном зале, облицованном красной плиткой, и ог­ромном бассейне с голубой водой было полно об­наженных юношей с одинаковыми змо-прическами, пухлыми губами и подведенными глазами.

Все они выглядели бледными и изможденными, и на фоне их тощих тел прежде всего в глаза бросались гипер­трофированные размеры их мужских достоинств, которые находились в перманентной боевой готов­ности. «Какая гадость, - поморщился Эгор, при­крыв глаз рукой. - Я попал в сон к какому-то из­вращенцу. Может, это день рождения Элтона Джо­на в Сандунах? Может, я вообще не туда попал? А не свалить ли из этой клоаки?» Пока он мучился сомнениями, юноши, как зомби, переминались с но­ги на ногу, не обращая ни малейшего внимания на Эгора.

Поборов отвращение, Эгор решил все-таки дождаться хозяина сна «Если это не сон маленько­го крепыша, то я полный идиот. Но я не полный, а тощий идиот. Меня убили, закинули в чье-то без­умие, и единственное оправдание моего нынешнего существования - это возможность отомстить, если не считать лестного предложения жирной бабочки стать ее мужем... А в бассейне я бы поплавал, мо­жет, наплевать на этих хренастых доходяг и про­плыть соточку быстренько...» Его сомнения прервал громкий властный рык. - Эмо - сакс!

Эгор быстро убрал руку от глаза. Из двери па­рилки, которой он сначала не заметил (по понятной причине), вышел распаренный красный дымящийся мужичок в простынке, перекинутой через плечо, на манер римского патриция. Роста он был небольшого, телосложения крепкого, и Эгор сразу узнал его злые, словно горящие обидой глаза. Только прошлый раз они горели над банданой, закрывавшей лицо. «Жал­кий извращенец», - думал Эгор, с отвращением гля­дя, как крепыш, не замечая его, по-хозяйски хлюпает в ладоши, и зомби-эмо начинают подходить к нему, вставая на колени.

стр. 6 из 11 пред. :: след.
Оглавление