Рождение поэта
 

Мания.
Здоровенные бугаи лежали на спине во весь свой исполинский рост. Одеты они были в черные джин­совые шорты и черные футболки с белыми надпи­сями «S. О. I. А.» и «Madball», на ногах - тяжелые гриндерсы. Все открытые глазу части тела, даже бе­лые черепа с пустыми глазницами, которые заменя­ли гвардейцам головы, покрывали бесчисленные та­туировки.
- Алкашня, - поморщился Кот, проходя мимо них.
- Они клевые, ты с ними подружишься, - опять заговорщицки шепнула Эгору Мания.

Как только они подошли к воротам дворца, над которыми розовела надпись «Бог ест любовь», тя­желые створки распахнулись и из-за них вылетели мириады ночных бабочек. Они подхватили Эгора и, изобразив из своей массы некое подобие летающего трона, внесли его во дворец, где в полумраке дро­жали розоватые язычки пламени свечей в черных канделябрах и в исполинском колесе люстры.
- Ну, здравствуй, мой Король! Моя награда и отрада! Мой Эмобой, мой мальчик, мой герой! - услышал Эгор низкий утробный голос, от которого сладко защекотало внутри.

стр. 10 из 10 пред. :: след.
Оглавление