Реально плохие новости
 

Макс тихо, но твердо апеллировал:
- Да нет, брат, тут все непросто. Менты землю роют. Убили среди бела дня, сотни свидетелей, а козлов этих не найти. Антиэмо от них открести­лись. Мы тут поговорили с одним, он, короче, уже точно врать не мог, говорит, флэшмоб, короче, это был. Собрались они по Интернету, никто никого в лицо и даже и по именам не знал. А насчет съем­ки - они все в платки и арафатки лица спрятали, так что - голяк. Может, подружка Егора, когда го­ворить сможет, что-нибудь вспомнит.

Эгор так напрягся, что единственный глаз чуть не выскочил.
- А что, все молчит? - спросил Каха.
- Ага. Врачи говорят - стресс. Ушла в себя, - ответил Макс.
- Жалко девку.
- Ни фига. Это из-за нее, из-за этих эмо-уш-лепков гребаных моего друга завалили. Такого по­зитивного чувака...

Дальше Эгор слушать не стал, в руку вонзились иглы биппера, времени оставалось семь минут. Одновременно с клоуном они материализовались в квартире Кити. Той самой комнате, где на узкой кровати Егор провел лучшие моменты своей жиз­ни. Сейчас там стало пусто и тихо, как в забро­шенной церкви. На всякий случай Эгор пробежал­ся но квартире - никого. В голове бешено стуча­ли кровавые тамтамы, глаз застилала пелена слез, биппер терзал руку - значит, пора возвращаться... Ни с чем. Клоун жалостливо поджал губы и вы­пучил глаза.

Потом показал на стену рядом с кро­ватью:
- Дом - там, где сердце, правда, Эгор?
На евроремонтной белой стене алело прошитое канцелярскими кнопками истекающее кровью могу­чее сердце. Чтобы не оставалось никаких сомнений, Кити подписала рисунок черной тушью, готической латиницей сверху вывела «EGOR». На кровати ле­жало еще одно сердце, поменьше, вырезанное из ро­зовой бумаги, с надписью «Кити». Девочка не успе­ла его отдать. Выглядело все крайне зловеще и без­отрадно. Клоун то ли поежился, то ли пожал плечами:
- Пора в больнину.

стр. 4 из 5 пред. :: след.
Оглавление