Убить эмо (61-70)
 

А потом кураж прошел, и я словно язык проглотила.
– Ну и какая во мне надобность? Забыла, что ли? Ранний склероз, обусловленный поздним половым созреванием.
– Я от Оли, – словно набрав полный рот манной каши, сообщила я.
Не самое умное начало совсем глупого разговора. Но на Артема мои слова подействовали как то странно. Он весь подобрался, как перед броском, и состроил такую похабно самодовольную рожу, что мне стало как то не по себе.
– И что ей надо? Ишь ты, додумалась вместо себя парламентера прислать. Я ей сто раз говорил – между нами все кончено. Неужели не понятно?
Во первых, он меня не послал сразу. Во вторых, явно мечтал, чтоб нас услышали его собутыльники, которые перекидывались ничего не значащими фразами, сдабривая их «круто», «тачка», «бабло» и традиционно неистребимое «бля».

– Она не хочет тебя видеть, поэтому пришла я. Если ты не полный дятел, то кратко поясни, что в ней не так, а то она зациклилась и комплексует по поводу своей самооценки.
– Переведи.
– Дурака не включай. Мне моя миссия поперек горла. Так что, чем быстрее, тем лучше.
– Вот уж удивила. Обычно, чем дольше, тем лучше…
– Ты эти байки своему приятелю трави. Он у вас большой спец по насильственному траху.
– Ты это про что, тетенька?
– Да, в общем, ничего особенного, если не считать того, что он с приятелями меня хотели изнасиловать.
– Ты че, белены объелась?
Тут вспомнилось зачем я тут нахожусь:
– Давай лучше про Олю.
– Нет уж. Начала – договаривай.
Раз пошла такая ботва, надо пользоваться моментом:
– Артем, давай сделаем ченч. Я тебе про твоего обдолбыша, а ты мне коротко и по теме про Олю.

стр. 3 из 24 пред. :: след.
Оглавление