Убить эмо (31-40)
 

– Бледный он какой то. Может, и правда наркот? – с надеждой в голосе предположил Гарик.
– Нет, – уверенно откликнулся Серега Степанов. – Я вместе с ним в зале тренируюсь. Поверь, ни один наркот тренировку не выстоит.
– Он что, боксом занимается?
– А то. Зашел бы, посмотрел, – ехидно предложил Серега, намекая на желание Гарика бить морды.
– А почему у тебя рожа красная, а он – бледный как покойник, – парировал наблюдательный Гарик.
– И вовсе не красная. У меня нормальный здоровый румянец, – заметно обиделся Серега.
Серега небольшого роста, но коренастый и с непомерно длинными руками. Тренер мечтает вырастить из него чемпиона мира. Быть может, и получится. Серега очень упорный. Один раз в клубе, пока всех не отметелил, не успокоился.

– Стася, твоя маман вчера заходила к моей. Мне становится плохо до тошноты.
– И что, – дрожащим голосом спросила я.
– А то, – теперь у Сереги действительно красная рожа, – они там шушукались, но я кое что слышал. Вроде как на пятнадцатое тебя записали.

Мне не стоит уточнять, что это значит. Мать Серета с
ги – гинеколог. И нет сомнений в том, что недавняя угроза загнать меня к врачу теперь стала реальной. Мама по наущению подруг или после просмотра сериала решила, что такие как я непременно ведут беспорядочную половую жизнь. И сама хочет в этом убедиться. В том смысле, что растрезвонить всем про дочку, которая блядь. Хотя все эти манипуляции прикрываются заботой о моем здоровье.

– Ты не бойся. Моя мамаша хороший врач. Ее все хвалят, – неловкая попытка скрасить удар.
– Спасибо, что предупредил.
Кирилл явно слышал наши переговоры, но на лице сплошная маска доброжелательности. Только глаза пристальнее обычного.
– Что уставился, – рявкнула я, выбегая из класса. Завтра наступает та самая проклятая дата. Надо что то делать. У меня нет никакого желания выполнять мамины прихоти. Тем более что половой жизни у меня пока нет.

– Я с тобой пойду. Чтоб убедиться.
В чем она собирается убеждаться, и так понятно.
– Хорошо иметь полезных знакомых, – довольно разглагольствовала мама, намекая на какие то особые права.
– Ты что, в кабинет со мной попрешься? – внезапно дошло до меня.
– Я твоя мать и имею право.
Тогда я подумала, что у меня тоже есть кое какие права. И поняла, что не знаю как ими воспользоваться в данной ситуации.
Можно было бы признаться во всем папе. Но как сказать про затею матери, я не придумала. Как вообще про такое говорят со взрослым мужчиной?

стр. 4 из 25 пред. :: след.
Оглавление